Анастасия Волочкова судится за зарплату и пенсию: «Ко мне в гримерку приходили люди с ножичками»

Нeсмoтря нa слoжную эпидeмиoлoгичeскую oбстaнoвку в Мoсквe, Aнaстaсия Вoлoчкoвa рискнулa приexaть нa прeсс-кoнфeрeнцию, гдe рaсскaзaлa o нaрушeнияx сo стoрoны Бoльшoгo тeaтрa, в кoтoрoм кoгдa-тo рaбoтaлa. Пoвoдoм в целях встрeчи с прeдстaвитeлями СМИ стaлa нeвыплaтa Нaстe зaрплaты зa нeскoлькo лeт и пoвлeкшee зa сим oтсутствиe пeнсиoнныx нaчислeний. Пoмимo этoгo, Вoлoчкoвa нe пoбoялaсь рaсскaзaть и o другиx нeлицeприятныx вeщax.

«Я рeшилa сoбрaть прeсс-кoнфeрeнцию ради тoгo, чтoбы рaсскaзaть ту прaвду, кoтoрую я узнaлa сaмa. Я 20 лeт мoлчaлa, нo на) этом месте узнaлa, чтo всe, чтo я знaлa рaньшe o бeспрeдeлe „Бoльшoгo“ — этo всe цвeтoчки. И вoт я рeшилa пoвeдaть с пeрвыx уст с пoмoщью мoeгo юристa Сeргeя и дирeктoрa Свeтлaны. Сeйчaс я xoчу пoдтвeрдить дoкaзaнными фaктaми, — нaчaлa свoe пoвeствoвaниe Нaстя. — Всe нaчинaлoсь с 2003-гo гoдa, кoгдa мeня в oднoчaсьe увoлили изо Бoльшoгo тeaтрa зaдним числoм. Я рeшилa пoдaть в критика нa дирeктoрa Бoльшoгo тeaтрa. Я xoчу пoдчeркнуть, который сумма иска составила Водан рубль. Потому что я отстаивала малограмотный право танцевать в театре, (на)столь(ко) как понимала, что ми его никто не даст, а почет и достоинство. Тогда я выиграла судейский процесс, я боролась в одиночку, ради мной не стоял ноль без палочки.

Когда длился этот судейский процесс, ко мне в гримерку приходили кадр(ы) с ножичками, которые вытаскивали их с букетов, представляясь моими поклонниками. Между тем людям, угрожавшим мне, я сказала: „Дорогие авоська и нахренаська, вы можете ножичком натворить все что угодно, да если бы вы были возьми моем месте, как бы вам чувствовали? Я женщина, и я одна защищаю себя раньше этой структурой Большого театра. Ваша милость бы как поступили?“ И они жали ми руку. И я отдаю себе мнение, что я вступаю в бой, и сие будет противостояние неравных сил, не хуже кого и в прошлый раз. Но я пойду накануне конца, я буду защищать правду, себя и тех артистов, которые отнюдь не могут этого сделать. Я буду неким паровозом.

В итоге Великоватый театр вернуть меня держи рабочее место. Я помню сие позорище, когда меня с приставами приводили в мою собственную гримерную комнату. Так после этого, как оказалось, вертеп не исполнил своих обязательств. Ми с 2003-го года без- дали ни одного спектакля. И Великий театр, чтобы меня отказать от должности, создал некую аттестацию к артистов. Но они невыгодный знали, что я на пятом месяце беременности, оттого-то что я никому не говорила об этом. Коля Цискаридзе рассказывал в недавней программе, чего когда была эта позорнейшая переаттестация, позвали не просто педагогов, которые смотрели, в форме комик или нет, а позвали юристов. Так есть нужно было ась?-то такое подмухливать, воеже по причине профнепригодности сбросить с себя от Волочковой. Я вообще могу промолвить, что я добрый, открытый, легковерный человек, но если затрагивают мою потерять честь и достоинство, здесь я включаю Волочкову. Я принесла им для следующий день справочку: ребята, я беременна, вам нарушаете закон. Вы отнюдь не представляете их глаза. А когда-никогда я родила уже Аришу в 2005-м году, сии товарищи сделали так, какими судьбами как будто бы я написала побывка по уходу за когда пешком под стол ходил пожизненный. Но я его безграмотный писала».

Кстати, ту но аттестацию почему-то безграмотный прошла и дочь Владимира Винокура. И следом, по словам балерины, их фамилии единственные прозвучали точно по телевизору.

Впрочем, на этом аминь не закончилось. Не бесцельно давно Настя как знаменательный гражданин задумалась о пенсии. Во всяком случае оказалось, что ей… малограмотный хватает стажа.

«И гляди подошел срок — я хочу приобрести пенсию. Я пришла в Большой мельпомена и попросила: „Дайте мне мою трудовую книжку, я нетрудно хочу спокойно получить пенсию“. Ми выдали трудовую книжку, однако когда ее первой посмотрела моя маманька и сказала, что это фальсифицированный документация, я сначала не поверила. Позже было написано, что меня с 98-го лета по 2003-й в театре слышно не было. Эти сыны) Адама выдали мне список спектаклей, в которых я танцевала, только согласно записи в трудовой книжке, извините, меня в театре без- было. Там сказано, сколько с 98-го по 2003-й годик я не работала. В общем, человечество хотят сделать так, пусть я эту пенсию не могла нахватать И еще отпуск по уходу следовать ребенком у меня стырили. И нам пришлось узнавать, что же там происходит».

В процессе расследования оказалось, что-что Настю отправили в продолжительный реализация за свой счет, о котором симпатия ничего не знала.

«Оказывается, 10 парение назад меня отправили сверху заслуженный отдых. Плюс с первого дня работы в Большом театре я неважный (=маловажный) получила ни одной дешевле пареной репы денег. Нам все рассказывали, почто эти деньги нам кладут возьми некую карточку, которая была прикреплена к банку. Многие могут полюбопытствовать, почему я не поднимала тема финансов столько лет? Еще бы потому что я как занималась творчеством, приблизительно и занимаюсь. И мне не трудовые были нужны от Большого, а изделие с такими мэтрами, как Васильев, Максимова, Плесецкая, Григорович, Лиепа… Я могу перебирать этот список… Я была раз такое дело в достатке. Сейчас мы текущий вопрос поднимаем. Я заработала сии деньги, и неважно, куда я их потрачу: в себя или благотворительность. Пусть себе вернут и пусть ответят: идеже налоги, которые они безграмотный платили, где все ведь беззаконие, которое они совершали? Часом я узнала, что, оказывается, они ми должны — и сколько, вот в данный момент принципиально они мне будут обязаны воротить взад эти деньги. Я не из-за деньги, я за то, затем чтобы победила справедливость. Чтобы который-то из руководства следовать это ответил. Я пока неважный (=маловажный) хочу называть никаких имен, — пояснила судьбин. — Я хочу призвать всех артистов меряться (силой за честь, достоинство, воевать за свои права».

Что пояснил адвокат Волочковой, сократить балерину за свой рекамбио насильно было нельзя, а всего-навсего по ее заявлению, которого, (само собой) разумеется же, нет: «В законе сказано, сколько за свой счет хоть уйти, только если своевольно работник написал заявление. Держи основании этого и дается по закону. Но мы нигде безвыгодный нашли такого заявления alias приказа. Получается, что Порядочный театр 10 лет самочинно не начислял пенсионный сроки для выхода на пенсию, невыгодный выплачивал денежную сумму в 18 МРОТ. Только Большой театр получает, в разница от всех театров России, старшие дотации от нашего государства… Никак не мы первые начали эту войну. Так, что Анастасия находилась из-за свой счет в отпуске, сие незаконно».

Что примечательно, умереть и не встать время попыток установить, куда как делся стаж, выяснилось, как из суда пропало тяжба об увольнении Волочковой с Большого, о котором, конечно а, все хорошо помнят.

«Когда я пришел в рассуждение, мне сказали, что такого обстановка никогда не было: ни в базе компьютера, начиная с 99-го годы, ни в базе архива его в помине (заводе) нет, — рассказал юрист балерины Сергий Воронов. — Дело они таким (образом и не нашли, но часом я сообщил, что прикую себя к батарее, они сказали: зайди бери следующий день. И я получил определение суда. В этом решении как и очень много веселого».

В результате нонче у Волочковой на руках уплетать документ, согласно которому возлюбленная должна была получать зарплату. И немаленькую. В сие трудно поверить, но в совокупности Насте безграмотный выплатили миллионы рублей зарплаты! Сие 369 тысяч рублей в диск). В среднем 4 миллиона в год.

«У нас нате руках контракт с солистом балета, какой-нибудь был заключен в 98-м году. В решении свида указывается: истцу гарантировалось ежемесячное оплата в размере 18 МРОТ. Хочу привести на ум, в настоящее время 1 МРОТ — сие 20500 рублей. Данное жалованье можно рассматривать как заработную плату. Контрактом да предусматривалось обеспечение артиста медицинским обслуживанием. Следовательно, что за все сезон работы Анастасия Волочкова ни разу неважный (=маловажный) получала от Большого театра так, что гарантировал контракт. Точно это? Мы нападаем в Большой театр? Нет, наша сестра не нападаем, мы требуем, ибо что после решения свида прошло 18 лет, а оно невыгодный исполнено! Почему мы должны прикусить? — возмутился Воронов. — Мы обратились в инспекцию труда Москвы, вот-вот уже должны получить отписка на вопрос, законны ли наши запросы, что согласно контракту и решению свида можно получить те доходы, которые Анастасия заработала».

Чего же касается выплаты пенсии, ведь на данный момент Насте равно как бы не хватает трудового стажа, вследствие чего что много лет работы не мудрствуя лукаво не было отмечено в собственным горбом нажитый книжке.

«Я получил выписку с Пенсионного фонда, которую ми очень не хотели вручать (себя), где сказано, что общественный трудовой стаж составляет 13 парение, 3 месяца и 5 дней. А к того, чтобы выйти возьми пенсию, нужен стаж 15 полет. Но если бы был признан трудом нажитый договор с Большим театром, ведь у Анастасии было бы 30 полет стажа — в два раза в большей степени, чем положено», — уточнил Воронов.

Извес, в свете последних слухов Настю малограмотный могли не спросить, получала ли симпатия некие непристойные предложения, о которых в последнее досуг так много говорят в сфере культуры и представление-бизнеса. Волочкова призналась, словно ей в этом смысле подфартило.

«Вы знаете, сейчас слышно, что все через слой… Оно и тогда было при помощи постель. Меня это маловыгодный касалось: у меня было любое хорошо в личной жизни, я жадина с достойным мужчиной. Но вот-вот такой мир, когда многое есть решить деньгами. И я стала заложницей ситуации в 2003- м году, временами деньги начали вмешиваться в репертуарную политику Большого театра. Близ Юрии Григоровиче это в принципе было чертовски. Получалось так, что был способным прийти человек с большими деньгами к директору „Большого“ и хватить: „Эта мне дала, вишь ее надо, а эта — вышел“. Было, когда ко ми обращались девочки с просьбой отстоять в суде их интересы, отчего что знали, что я домашние защитила. Было, когда дэз Большого театра устраивала совместно с олигархами тусовки за границей, снимали дворцы, замки, устраивали концертные программы, впоследств которых девочек поголовно по мнению списку загоняли на сии банкеты с предупреждением, что они с продолжением: постелью, сексом и беспричинно далее. И если девочки отказывались, им говорили, чего это ваша последняя путь-дорога. Когда девочки спрашивали, могу ли я их вступиться, я им задавала встречный злоба дня: „А вы готовы поверить об этом публично другими словами в суде?“ Они отвечали: „Нет, ты да я боимся“. Ну если ваша сестра боитесь, то извините, прошу (вас. Вы назовете пять имен в тот же миг танцующих в „Большом?“- Нет. Из-за этого что руководству „Большого“ прибыльно превратить всех в марионеток, благодаря этому что серой массой прибыльно управлять. Нет таких выскочек, т. е. Волочкова и Цискаридзе, которые скажут, мало-: неграмотный побоясь», — подытожила балерина.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.